Реклама  
  Реклама на www.azov.info  
  Орфография  
Система Orphus
  Aзов международный  
  Статистика  
Яндекс.Метрика
 Информационный сервер города Азова » Все новости » Просмотр новости
  Объявления  
Вчера, 28 апреля 2017
27 апреля 2017
26 апреля 2017
25 апреля 2017
24 апреля 2017
23 апреля 2017
21 апреля 2017
20 апреля 2017
» Архив новостей «
вторник, 10 апреля 2012, 15:00
Статьи

На обочине жизни



Пожар

Находясь всего в десятках метров от асфальтированной трассы, жители азовского хутора жалуются, что не могут выбраться даже за хлебом.

Причиной вынужденной «осады» старожилы называют невыполненные обещания, а также ремонт трассы, в результате которого один из въездов в хутор оказался перекрыт дорожниками.

Населённый пункт Сонино – последнее обитаемое место в Ростовской области, которое встречает на своём пути путешествующий к Чёрному морю или на Таганрогский залив по дороге Азов – Староминская. Говорят, летом здесь очень красиво. Окрестности реки Ея давно стали местом паломничества заядлых охотников и рыбаков. Но в марте Сонино встретило нас непролазными наледями, серыми развалившимися домами и угрюмыми немногословными жителями с потухшими от безнадёги глазами.

– Я даже на выборы не пошёл, – признаётся один из собравшихся на встречу с корреспондентом пенсионеров. – Не потому, что аполитичен, а просто, понимаешь, из грязи не смог вылезти: 4 марта немного подтаяло. Дома доедаю последние корки хлеба, а магазина у нас в хуторе нет, транспорт не ходит, и на машине не выбраться.

41-й «Москвич» бывшего шофёра, а ныне пенсионера Бориса Степановича Михайлова теперь тоже на пенсии уже несколько месяцев. Улица Мостовая, на которой стоит дом Бориса Михайлова, прежде имела выход на трассу. Местные жители сообща подсыпали этот выезд щебёнкой. Пользоваться этим выездом им было удобно, потому что по улице Мостовой, которая вся утопает в непролазной грязи, можно проехать только в сухую погоду либо с горки.

Но в прошлом году трассу на Староминскую стали обустраивать дорожники.

– Первым делом рабочие перекопали выезд, – жалуются жители улицы Мостовой. – Мы подходили, пытались договориться, чтобы выезд не перекрывали, но они ответили, нельзя, мол, ГИБДД требует. Потом и вовсе отбойники поставили.

Вера умерла?

Жители устраивают небольшую экскурсию по улице, и первое, что бросается в глаза, – множество брошенных развалившихся хибарок.

– Жильё по дешёвке не нужно? – интересуются.

– И по чём же тут домики? – спрашиваю.

– Да этот, кажется, уже за пять тысяч отдают.

– Долларов?

Фыркают:

– Рублей!

Жилищный вопрос в этом хуторе не стоит. Стоит вопрос, скорее, с жильцами. По словам местных жителей, многие пытались устроить здесь свою судьбу.

– Вот тут жила Вера. Очень хорошая хозяйка была, в огороде ни травиночки, чистота, порядок. – Мне показывают зияющий трещинами дом. – Вера уехала и, кажется, умерла... А здесь многодетная семья из Ростова дом построила. Дом хороший, новый, но жить в нём не стали.

В другом брошенном доме жил предприниматель. Он держал овец и поросят. Местные ему до сих пор благодарны: он иногда в хутор продукты, товары разные привозил и продавал со своей «газельки». А теперь и тот уехал.

Всего по подсчётам местных жителей на хуторе осталось человек двадцать, тогда как раньше было больше 70 домов.

«Отовариться не желаете? Вот магазинчик...» Ещё в 90-е годы здесь продавали всё: продукты питания, бытовую химию. А теперь на его месте только развалины. Рядом и вовсе пустырь. Оказывается, здесь был клуб. Местные говорят, что помнят, как последний раз здесь показывали, кажется, индийское кино.

Экскурсия больше напоминает мне поход по кладбищу, где вместо могил – брошенные дома, в которых похоронены надежды людей и их вера в счастье.

Спасибо Сталину-грузину

Навстречу нам едет необычный транспорт с тележкой. Это переделанный трактор ХТЗ. Наверное, только на такой машине и можно здесь проехать...

– Да почему? Не только! К нам сюда и глава района на джипе иностранном, вроде «Тойоты», проезжал. Перед своими выборами в 2010 году. Дорогу обещал, хотя бы «гравийку». Очень, очень ждём!

Теперь, когда дороги по хутору ещё нет, а удобный выезд на трассу перегородили, людям, конечно же, стало трудней. Все сложности деревенского житья-бытья разом обострились, выливаясь в чувство раздражения и недовольства всем и всеми.

«Водопровод, спасибо, по одной улице сделали. А когда же сделают по соседней? Почему вода такая дорогая – 93 руля за куб? Освещение по хутору есть, но почему столб № 43, который грозит упасть на дом Людмилы Ивановны Хорунджа, никто не ремонтирует?»

Люди месят холодную грязь, пытаясь размять мёрзнущие в резиновых сапогах и галошах ноги: «Спасибо Сталину-грузину за то, что обул нас в резину!» Я пытаюсь вникнуть в каждую проблему, задаю уточняющие вопросы, записываю: куда они обращались, когда и что им ответили. Но из расплывчатых ответов понимаю, что для них не это главное: сами ни на что не надеются, ни у кого ничего не просят, не требуют и не ждут. Также и от меня. Им хочется высказаться, напомнить о себе: «Страна, ау! Мы здесь, мы живы! Куда летишь ты, сломя голову, на дорогих иномарках? Ты рвёшься к солнцу, морю и вечному празднику жизни. Притормози, погляди вокруг: здесь тоже может быть красиво и хорошо! Тебе не нравится то, что ты видишь, потому что мы плохо одеты и не лезем за словом в карман... Но ведь это ты сделала нас такими».

А пока из окон проезжающих по трассе машин только вылетают окурки, отчего хутор Сонино периодически горит. Тушить пожары приходится жителям своими силами, потому что пожарная машина не всегда проедет по бездорожью...

Ссылка на источник: Издательский дом «Крестьянин»
  первая новость   последняя новость  
  Комментарии  

К этому материалу комментариев нет.

Ваше мнение имеет значение!


Имя:
Пароль:   Сохранить пароль
Город:
Поселок:
E-mail:
Комментарий:
Введите код:  
Принимаю правила размещения комментариев

Разрешенные теги

  • [U]подчеркнутый текст[/U],
  • [I]курсив[/I],
  • [B]полужирный[/B],
  • [*] - элемент маркированного списка;
  • теги можно [U][I][B]комбинировать[/B][/I][/U].
   Наверх