Реклама  
  Реклама на www.azov.info  
  Орфография  
Система Orphus
  Aзов международный  
  Статистика  
Яндекс.Метрика
 Информационный сервер города Азова » Все новости » Просмотр новости
  Объявления  
25 апреля 2017
24 апреля 2017
23 апреля 2017
21 апреля 2017
Неделю назад, 20 апреля 2017
19 апреля 2017
» Архив новостей «
Новая азовская газета
четверг, 26 мая 2005, 09:14
Статьи

Бочка с двойным дном, или Рыбные страсти не утихают



Браконьерство

За свою работу и в жару, и в непогоду, да к тому же связанную частенько с риском для жизни, инспектор получает 3-4 тысячи рублей. О том, что в этой связи требуется резкое повышение заработной платы работникам ГМИ, думаю, понятно всем. Средняя зарплата, выведенная по стране, составляет 7,5 тысячи рублей. Было бы справедливо за такую не сахарную работу платить, по крайней мере, не меньше.

Пытались протаранить несколько раз и катер Виталия, но он вовремя сумел увильнуть —не подвела профессиональная реакция — много лет прослужил в ВВС. Оружие инспекторам не положено, поэтому, чтобы хоть как-то себя обезопасить, работают в тесном сотрудничестве с сухопутными пограничниками Тимашевской пограничной комендатуры. Когда рядом с тобой вооруженный человек, тут уже и разговор другой.

— Который год подряд в наш район не идет на нерест тарань, — говорит мой собеседник, — почему — неизвестно. Возможно здесь причина в экологических изменениях, неблагоприятных для рыбы. С горечью вспоминает Виталий, как еще несколько лет назад того же бычка с берега можно было чуть ли не руками ловить, а теперь рыбаки подолгу просиживают, чтобы наловить хотя бы на долгожданную уху. Сего-дняшняя ситуация — результат долголетнего вылова рыбы тралами в огромном количестве. А трал, как пылесос, берет рыбу всю подряд: большая-маленькая — разницы нет. Помимо того, они еще и поднимают донный грунт, подрывая тем самым кормовую базу. Получается, что рыба, по счастью оставшаяся не тронутой, лишалась возможности полноценно расти дальше.

Кошки-мышки

Неожиданно наша мирная беседа прерывается. На горизонте виднеется быстро передвигающаяся черная точка, предположительно — браконьеры. Дав полный ход, идем в их направлении. Сигнал об остановке игнорируется. Игра в догонялки в данном случае смысла не имеет. У нас 150 «лошадок», у них, как минимум, 200. Да и суть в общем-то не в этом. Убегая от инспекторов «на всех парусах», они, как правило, избавляются от улик. Мало поймать браконьера, надо еще доказать его вину, так сказать, обеспечить ему судебную перспективу. Но и тут еще не все. Хорошо, если тот, кого поймали, не окажется сватом-братом местного чиновника.

Научно-технический прогресс идет семимильными шагами, вот только почему-то обеспечение пограничников как-то прихрамывает. Так уж повелось, что тот, кто убегает, тот и поспевает в ногу со временем. Довольно жалко выглядит «Редан-600» по сравнению с браконьерским синеньким катером стоимостью порядка 13 тысяч долларов. На приморско-ахтарском участке всего два плавсредства. Со связью тоже не просто. Радиостанций нет, поэтому единственный способ связаться с начальником или другим инспектором — собственные сотовые телефоны, но и здесь нет гарантии, что удастся дозвониться: в море частенько бывают сбои со связью. Хорошо хоть имеется прибор спутниковой навигации, позволяющий определять отдаленность от берега и курс следования. Точно такие же приборы используют и браконьеры. Только помимо перечисленного, с его помощью отбиваются точки, где ставили сети, что позволяет при любой погоде и в любое время суток с высокой точностью (до 10 метров) потом их найти, если, конечно, не помешают.

По-прежнему больной вопрос — ГСМ. Из заявленных на второй квартал текущего года 1 млн. 150 тыс. рублей, что составляет всего 38% от необходимого, по данным заместителя начальника Азовско-Черноморской ГМИ СКРПУ ФСБ РФ Александра Кузнецова, было выделено всего 50 тысяч на 28 участковых и 4 зональные инспекции… Все, как всегда, упирается в хроническую нехватку финансов.

Азовское море — коварно. Несмотря на то, что самое глубокое его место всего-навсего 17 метров. Виталий Васильевич рассказал, что еще в 1979 году на учениях в море упал самолет. Недалеко, километрах в 4 от берега, но его так и не нашли — ушел на так называемое второе дно.

На водной глади то там, то здесь видны пластиковые бутылки — к ним-то и крепят сети браконьеры. Уничтожение орудий лова остается на сегодняшний день одним из наиболее эффективных методов борьбы с браконьерством. За время нашего пребывания в море было снято 10 сетей, и практически в каждой из них был «тухляк» — уже испорченная рыба. Сети, с учетом того, что вода еще холодная, были поставлены примерно три недели назад и более. Смотреть на попусту гибнущую рыбу было тяжело. Если представить, что это только небольшая часть, ведь за рейд, бывает, снимают и до 4 км сетей, то и вовсе становится не по себе.

Внешний нейтралитет

В море нам встретилось судно под названием “Мираж”, принадлежащее ФГУ “Азчеррыбвод”. Почему-то они долго отказывались остановиться, а когда это сделали, то нам даже удалось побывать на “Мираже” с краткосрочной экскурсией. Видно, что администрации Краснодарского края, на чьем обеспечении находится “Азчеррыбвод”, не все равно, на каких плавсредствах будут работать сотрудники этого управления: водомет - немецкий, двигатель - шведский… Состоялся диалог “с натяжкой” между пограничниками и сотрудниками “Азчеррыбвода”, с явной издевкой со стороны последних по поводу технической оснащенности катера. За внешним нейтралитетом скрывается давнее противоборство. Вот уже не один год структуры, созданные для сотрудничества, никак не могут найти точки соприкосновения. В чем сыр-бор О том, что взаимодействие не налажено между вышеупомянутыми структурами, мне подтверждали в личной беседе и заместитель начальника Азовско-Черноморской государственной морской инспекции СКРПУ ФСБ РФ капитан 2 ранга Александр Андреев, и заместитель начальника Ейской государственной зональной инспекции Азовско-Черноморской ГМИ СКРПУ ФСБ РФ Валентин Чуднов. Пограничников обвиняют в том, что с их приходом количество рыбы в море значительно сократилось и в том лишь их вина. Вместе с тем, “Азчеррбвод” продолжает осуществлять функции охраны биоресурсов, не собираясь от них отказываться, хотя согласно постановлению Правительства РФ они были переданы пограничникам. “Азчеррыбвод” по-прежнему занимается рыбой, преимущественно сосредоточив свое внимание на море, хотя во вверенных им внутренних водоемах Краснодарского края тоже немало работы. Еще более накаляет обстановку постановление губернатора Краснодарского края об отмене пограничной зоны на побережье Черного и Азовского морей, идущее вразрез с федеральным законодательством и не прошедшее регистрацию в Минюсте по Краснодарскому краю. Прописанное на бумаге взаимодействие на самом деле выливается в стремление к самостоятельности. С появлением пограничников представители тогда еще “Кубаньрыбвода” стали заявлять, что помощь пограничников не нужна, мол, и сами прекрасно справимся. Тут возникает закономерный вопрос: “Почему же, если и задачи были одни, так явно отмахивались от помощи? Может, чтобы не мешали?”. Есть разногласия у пограничников и с другими силовыми структурами, с местными органами власти, не все гладко и с прокуратурой. По словам Александра Андреева, в их адрес поступают письма от глав администраций районов, поселков, в которых говорится о том, что пограничники и сотрудники ГМИ при взаимодействии с другими силовыми структурами не информируют их о своей работе. Таким образом пытаясь координирующую роль в плане охраны биоресурсов взять на себя, хотя действующим законодательством координирующая роль в охране биоресурсов была передана пограничникам указом Президента и постановлением Правительства РФ. Так кто же кого должен контролировать и о каком факторе внезапности может тогда идти речь? Азовско-Черноморская государственная морская инспекция образовалась полгода назад с целью укрупнения, во благо общего дела. Да и органы ГМИ в составе ФСБ РФ должны были стать менее скованными со стороны местных органов власти. Получается, что пока это не совсем удается. - У нас рыбу хотят охранять все, вплоть чуть ли не до военкоматов, - говорит В. Чуднов, - только вот потом ответ держать, никто кроме пограничников, не хочет. Нас постоянно подталкивают на компромисс - учесть менталитет и исторически сложившиеся факторы, только мы на этом поводу не идем. И у нас есть сила… Но при всех препонах и противодействиях работа есть работа, и она идет своим чередом. Путина началась в этом году в начале марта. По пути следования к местам нереста рыба скапливается в шлюзах, где становится наиболее уязвимой. Для препятствия действиям браконьеров по отлову рыбы силами пограничных застав и благодаря поддержке корабельно-тактической группы, с привлечением сторожевого корабля и патрульных судов Новороссийской и Темрюкской морских частей, в этом году удалось осуществить беспрепятственный проход рыбы к месту нереста. Для более успешного выполнения основных задач, в которые помимо охраны биоресурсов входит и контроль за промысловыми судами России и Украины, и предотвращение незаконной перегрузки рыбодобывающих служб России и Украины на транспортные судна, следующие рекомендованным курсом, и пресечение незаконного промысла рыбы ценных пород, сводная корабельно-тактическая группа была создана впервые. Кроме того, были привлечены силовые структуры и представители администрации Краснодарского края. Это мероприятие дало хорошие результаты, поэтому есть смысл использовать полученный опыт и на Черном море. К вопросу об исчезновении рыбы… Сегодня больше всего на Азовском море добывают пиленгаса. Затем идут судак, тарань, лещ и сельдевые. Как видим, осетровым места здесь нет. По словам В. Чуднова, в 70-х годах 75-80% всех уловов составляла севрюга, 25-28% приходилось на осетра, а 1-2% улова занимала белуга. С 50-х годов промышленные запасы осетровых в Азовском море создавались за счет искусственного воспроизводства. Ну а с 1992 года, когда пошли курсом реформ, про то, что рыбу необходимо не только брать, но и взамен что-то давать, как-то подзабыли, не до того было. Рыбзаводы по искусственному воспроизводству заработали только года три назад. Получается, что около 10 лет шел нещадный вылов без отдачи. А если учесть, что цикл от момента рождения до половой зрелости у рыб осетровых пород достаточно большой: у осетра - 7-8 лет, у белуги - до 18 лет, у севрюги - от 5 до 7 лет, то даже по самому оптимистичному сценарию вернуться к прежним показателям сможем еще не скоро. Но, как сказал В. Чуднов, надежда на то, что стадо осетровых будет восстановлено есть, и она обоснована. Надо сказать, что с 2000 года промышленный отлов осетровых как таковой запрещен, и по идее, все, что вылавливается, должно идти на воспроизводство.

  первая новость   последняя новость  
  Комментарии  

К этому материалу комментариев нет.

Ваше мнение имеет значение!


Имя:
Пароль:   Сохранить пароль
Город:
Поселок:
E-mail:
Комментарий:
Введите код:  
Принимаю правила размещения комментариев

Разрешенные теги

  • [U]подчеркнутый текст[/U],
  • [I]курсив[/I],
  • [B]полужирный[/B],
  • [*] - элемент маркированного списка;
  • теги можно [U][I][B]комбинировать[/B][/I][/U].
   Наверх